Пресс-служба

Новости

Максим Решетников: Власть должна стать конкурентным преимуществом Пермского края

27 Ноябрь2017
Максим Решетников: Власть должна стать конкурентным преимуществом Пермского края

Новая краевая власть уже обозначила свои приоритеты в отношении промышленности. Для крупных промышленных компаний сохраняется преемственность: старые проекты поддерживаются, интересы промышленников на федеральном уровне отстаиваются. Среднему и малому бизнесу гарантированы прозрачные условия игры на рынке госзаказа и снижение административных барьеров. Появились и новые «точки роста» — на особое внимание чиновников могут рассчитывать проекты «цифровой экономики». О своем взаимодействии с промышленниками рассказал губернатор Пермского края Максим Решетников.

BUSINESS GUIDE: В ходе предвыборных поездок вы часто посещали промышленные предприятия, видели их проблемы. Понятно, что по долгу службы вы должны отстаивать и лоббировать интересы пермской промышленности на федеральном уровне. Чего вы ждете взамен от бизнеса?

Любая власть ждет от бизнеса двух понятных вещей: первое — создание новых рабочих мест, второе — налоги.

МАКСИМ РЕШЕТНИКОВ: Действия со стороны органов власти и бизнеса должны быть взаимными. И здесь важно не просто ждать от бизнеса выполнения их обязательств, но и, со своей стороны, создавать комфортные условия для его ведения на территории региона. Это всегда дорога с двусторонним движением, где важен принцип взаимных обязательств.

Сам по себе бизнес в Пермском крае — понятие многогранное, поэтому единого, универсального решения, которое было бы интересно всем, предложить невозможно. У крупных предприятий свои особенности: кому-то необходимо адресное сопровождение, решение вопросов по недропользованию, где-то требуется содействие в строительстве и управлении этими процессами. Как правило, большой бизнес сам готов решать свои вопросы, но далеко не все может.

У малого бизнеса свои потребности, и тоже все неоднозначно. Часть малых предприятий выросла и заинтересована в прозрачных правилах игры. А часть предпринимателей до сих пор живет по правилам девяностых годов. Они, напротив, просят ничего не менять, так как «все хорошо» и они «со всеми договорились». Поэтому здесь важно создавать прозрачную среду, конкурентное распределение государственного заказа, мест торговли, проводить разумную налоговую политику.

Ну и для бизнеса в целом важно видеть, чувствовать на себе, что регион, в котором он работает, развивается.

BG: Все крупные налогоплательщики — это зона вашей ответственности, вы ведете их проекты напрямую. Есть предприятия поменьше, на них тоже обращаете внимание?

М.Р.: Уже отмечал, что промышленность и бизнес Пермского края — понятие многогранное и объемное. Несомненно, основу экономики края составляют крупные промышленные предприятия и корпорации. В то же время сегодня малый и средний бизнес становится точкой роста. И конечно, требует особого внимания.

Достучаться до губернатора, который много ездит по территориям и общается, всегда можно. Все, что можно сделать в рамках действующего законодательства, решается, и этот процесс жестко контролируется с моей стороны. Как правило, большая часть вопросов снимается на уровне министерств и ведомств: это и подключение к сетям, и землепользование, и строительство, и ряд других ситуаций.

То, что не получается разрешить на этом уровне, как правило, касается системных моментов. И разрешая конкретный случай, всегда стараешься на частностях решать общие задачи.

BG: Летом Пермь посетил бывший губернатор Юрий Трутнев. Он описал идеальный, на его взгляд, регион для ведения бизнеса — Калужскую область. Какими преимуществами, на ваш взгляд, обладает Пермский край для ведения бизнеса по сравнению с нашими основными соседями?

М.Р.: Сегодня я вижу у Пермского края несколько преимуществ, которые выгодно отличают нас от соседей и других регионов.

Прежде всего, Пермский край — это регион с хорошим уровнем развития и высоким уровнем внутреннего спроса. На хорошем уровне находятся зарплаты людей. Конечно, всегда хочется больше, поэтому будем стремиться вверх. Далее, хорошо развита инфраструктура региона. Немаловажен высокий научный и образовательный потенциал края.

Пермь, как город-миллионник, уже является не­оспоримым конкурентным преимуществом. Потому что города-миллионники, по определению, обладают более высоким уровнем и динамикой развития.

Важно, что в Пермском крае хорошо развита транспортная сеть. Сейчас, за счет развития системы дорог, мы формируем мощную агломерацию. С учетом тех планов, которые есть, Березники, Чусовой, Кунгур станут существенно ближе. Таким образом, в рамках агломерации будет проживать 1,3 млн человек. Это важно для развития региона в целом.

Помимо этого, уже работающие на территории края крупные корпорации дают экономике региона неоспоримое преимущество, так как сами по себе генерируют большой спрос. Наша задача сейчас — направить этот спрос внутрь края. Например, важно, чтобы тот же «ЛУКОЙЛ» делал заказ на производство необходимых комплектующих на пермских машиностроительных заводах. И нужно делать эти экономические цепочки как можно длиннее. Чтобы каждый рубль делал максимальное число витков на территории Пермского края.

Считаю, что власть также должна стать одним из конкурентных преимуществ Пермского края. Для бизнеса это значит иметь возможность достучаться до губернатора, министра, руководителя муниципалитета и решить свои насущные вопросы, потому что, к сожалению, пока не все удается решить в автоматическом режиме. Но еще раз хотел бы обратить внимание, что, решая частные вопросы, мы выстраиваем систему. Полагаю, что таким образом за год-два правительство своей работой сможет существенно улучшить инвестиционный климат в крае.

BG: А какова ваша позиция, Максим Геннадьевич, в отношении льгот бизнесу? Например, будь я инвестором, я бы, конечно, выбирал, в каком регионе построить новый завод.

М.Р.: В отношении льгот сейчас у нас появился новый механизм – это специнвестконтракты, когда льгота предоставляется на условиях взаимных обязательств. Считаю его более эффективным механизмом в работе с инвесторами.

Много значит при работе с инвесторами личный фактор, личная заинтересованность губернатора. Недавно состоялась встреча в правительстве РФ, на которой присутствовали вице-премьер Игорь Шувалов и министр Максим Орешкин, а также принимали участие зарубежные инвесторы. В рамках этой встречи подходили инвесторы, с которыми за время работы в Москве был реализован ряд успешных проектов. Но на стадии переговоров проекты формировались и согласовывались непросто, и приходилось длительное время искать оптимальные решения, которые были бы выгодны всем. Но по прошествии времени практика показала, что те решения, которые были предложены, оказались действительно устойчивыми и оптимальными, так как в них были учтены интересы и города, и бюджета. Инвесторы скорректировали политику, но все равно остались в проектах. Сейчас они, оценивая результативность прошлой работы, говорят: «Давайте что-нибудь в Пермском крае построим, мы готовы работать». Уже сейчас по результатам этой встречи в проработке находится несколько идей, которые, надеюсь, будут реализованы в Пермском крае.

BG: Не раскроете эти проекты?

М.Р.: Пока не готов о них говорить. Хочется сначала сделать, а потом рассказать. А то расскажем раньше времени, а проект без видимых причин не сложится.

BG: Губернатор Олег Чиркунов заманивал инвесторов льготами, Виктор Басаргин — лоббизмом. Вы эти два инструмента также используете?

М.Р.: И льготы, и лоббирование интересов пермских предприятий — замечательные инструменты, которые помогают промышленности региона двигаться вперед. Но сейчас, повторюсь, у нас действует новый механизм поддержки бизнеса — это специнвестконтракты. Логика этого механизма иная, нежели простое предоставление льгот. В случае если компании не удалось реализовать проект, край просто не получит того, чего у него и так не было. Главное в этом механизме поддержки — край льготирует новое, чтобы ни в коем случае не потерять действующую налоговую базу.

Отдельно хочу остановиться на лоббировании интересов пермских предприятий. Конечно, отстаивать их нужно. Но это, наверное, не столько лоббизм в привычном понимании этого слова, сколько дополнение федеральной промышленной политики. Не всегда федеральные ведомства видят все аспекты, связанные с заказом авиадвигателей, стыковкой заказов «Газпрома» и пермского мостостроительного комплекса. Поэтому задача губернатора в данном случае — выступить посредником.

Когда территория имеет такой уровень промышленного потенциала, как у Пермского края, — это большая удача. Хорошо, что мы и дальше развиваем край в этом направлении. Сейчас в регионе крепкий директорский корпус, который обращается к нам не в логике «что нам делать», а в логике «есть проект — нам нужна поддержка». Так задачи решать можно иногда обычным звонком.

BG: Поддерживаете ли вы инициативу совета муниципальных образований, который предложил с 2018 года считать налог на имущество физлиц и компаний от кадастровой стоимости? Владельцы крупной торговой недвижимости выражали опасения по поводу этого законопроекта.

М.Р.: Думаю, что первоначальный вариант законопроекта, внесенный советом муниципальных образований, действительно был жестким. Но в том документе, который сейчас принят во втором чтении, я считаю, найден компромисс. Сейчас в нем сделано существенное отступление по ставке, а также введен дополнительный корректирующий коэффициент. Это связано с необходимостью остановить процесс, так сказать, «размежевания» крупных торговых центров на полезные и вспомогательные площади. Как правило, собственников непрофильных площадей: эскалаторов, холлов, переходов, — бывает очень сложно найти впоследствии. Чтобы этот процесс скорректировать, и были введены коэффициенты. Практика покажет, но на сегодня принятые решения кажутся довольно разумными, взвешенными и удачными.

Сегодня основная задача, которая стоит, — отладить процесс администрирования. Сейчас количество добросовестных налогоплательщиков — тех, кто платит налоги, — 25–30%. Когда стали разбираться, выяснилось, что много торгово-офисной недвижимости зарегистрировано на физических лиц, которые вообще ничего не платили. Теперь они будут платить. Таким образом, происходит выравнивание налоговой нагрузки.

Хочу акцентировать внимание: для добросовестного бизнеса либо ничего не меняется, либо налоговая нагрузка даже снижается. Все остальные, кто не платил, у них, соответственно, налоговая нагрузка растет. И это справедливо. Москва и другие субъекты страны проходили такой же путь. Опыт показывает, что процесс адаптации проходит нормально. Главное, чтобы уровень налого­обложения был разумным.

BG: Один из ваших приоритетных проектов — развитие IT-сферы. «За кадром» ряд пермских IT-компаний высказывали свои опасения, что вслед за вами из Москвы придут крупные «акулы», которые «съедят» рынок госзаказа IT-услуг.

М.Р.: Вы знаете, пока я работал в Москве, IT-компании ожидали, что пермские придут (улыбается). Если серьезно, то необходимо четко понимать, что развитие цифровой экономики и госзаказ в сфере IT — это две разные вещи. Объем сектора «цифровая экономика» в сотни раз больше, чем сфера государственного заказа на I­T-системы, особенно в Пермском крае.

Цифровая экономика — это всеобъемлющее понятие, которое включает в себя робототехнику, интернет-доступ к IT-развитию и связанные с этим услуги, вопросы развития сервисов и интернета вещей. Внедрение промышленного интернета — это управление процессами, логистика и так далее. Что касается пермского IT-сектора — это очень серьезная сфера. На сегодня у нас уже есть компании, выросшие до мирового уровня. Поэтому сейчас стоит задача — объединить ряд нишевых IT-компаний в рамках кластера, убедить ко­оперироваться. Это поможет им сделать мощные, прорывные вещи.

Касательно госзаказа на IT-услуги, я уже акцентировал внимание на том, что, развивая сектор IT и цифровой экономики в крае, мы не должны при этом использовать «дедовские» методы управления. Поэтому органы власти тоже необходимо информатизировать. С одной стороны, все те наработки, которые есть в крае, к примеру в сфере здравоохранения, будем дорабатывать и развивать.

Что касается повышения IT-уровня в госсекторе — здесь уже есть готовое решение. Недавно правительство Москвы передало свои наработки. Они будут доработаны и внедрены в систему управления Пермского края. При этом основная ценность переданных информационных систем — не сэкономленные деньги, а выигранное время, так как на их разработку «с нуля» у нас ушли бы годы.

Важно отметить, что в этом случае мы получаем не информационную систему, а сразу определенный и отлаженный бизнес-процесс, который ею поддерживается. Например, налоговый учет — это сложнейшая система, где нужно состыковать, разобрать объекты, разложить на права. А мы берем уже готовые решения, и это позволяет нам сэкономить годы работы и финансовые ресурсы. Такие же процессы идут с региональной системой госзаказа. Сейчас мы взяли московскую систему — лучшую на сегодня в стране, и адаптируем ее под нашу.

BG: Что станет ядром для пермского IT-кластера, с вашей точки зрения? Это все-таки будет «Морион»? Нужно ли «айтишников» объединять административно, создавая пермское «Сколково»?

М.Р.: Речь идет скорее о территории концентрации, потому что «айтишники» имеют свою специфику. Один большой сел в офис, второй, третий — и все, там дальше пошла «движуха». Причем речь идет не только о «Морионе». Там же рядом открывается IT-парк. То есть мы начинаем их концентрировать, и это хорошо для отрасли в целом.

Говоря о «Сколково», мне кажется, пытаться создавать с нуля «город-сад» — очень дорого, долго и, как правило, риски не увидеть результат высокие. На данном этапе важно поддерживать существующее, говоря образным языком, «удобрять и сохранять», чтобы не затоптали.

BG: На балансе края есть имущество, которое необходимо вовлекать в хозоборот. Как вы относитесь к проектам государственно-частного парт­нерства?

М.Р.: Как человек, который много занимался инвестпроектами, в том числе в сфере государственно-частного партнерства, могу сказать, что не всегда хозяйствование государства хуже частного бизнеса. Нужно очень аккуратно входить в этот процесс, понимая все риски, и четко просчитывать экономику. Взять, к примеру, сферу энергетики. Привлечение инвесторов, как правило, приводит к росту тарифов и другим неприятным последствиям. Поэтому зачастую проще самим проконтролировать издержки, выбрать технические решения, занять деньги, сделать и дальше эксплуатировать. И тут, конечно, необходимо хорошее качество государственного управления. Нужно быть уверенным, что команда с этим справится.

BG: Какова ваша позиция по пермским промышленным предприятиям, расположенным в центре Перми, на городской территории: лучше перенести производство за город или развиваться на существующей площадке?

М.Р.: В каждом случае по-разному. Нужно понимать, что если предприятие планирует активно инвестировать, то имеет смысл посмотреть другую площадку. Если предприятие просто планирует работать и развиваться на прежнем месте — это его право. В этом вопросе насилия быть не должно.

Очевидно, что затраты на перенос за счет девелопмента окупаются только в том случае, когда рынок «высокий». Сейчас в девелопменте, с моей точки зрения, нет даже минимальной «маржи». И этот вывод подтверждает сложившаяся ситуация на строительном рынке. Много фирм-однодневок, которые за счет демпинга забрали часть прибыли у добросовестных застройщиков, а в итоге либо не справились, либо вывели деньги или украли. В конечном итоге от этой ситуации пострадали все: и люди, не получившие жилье, и добросовестные застройщики, часть из которых сейчас, прямо скажем, на «ладан дышат», и бюджет края.

BG: Ваша позиция по ситуации на заводе имени Дзержинского. Были ли проведены переговоры с «Ростехом», и какой результат?

М.Р.: С «Ростехом» действительно состоялись переговоры. Они готовы постепенно интегрировать предприятие в свою структуру. И это логично, так как производственная цепочка предприятия полностью соответствует потребностям «Ростеха». Сейчас, с моей точки зрения, важно решить вопрос с недозагруженностью производства. Поэтому задача инвестиций так или иначе будет стоять на повестке дня. И на сегодня нужно сделать все, чтобы производство осталось в Перми и работало в крае.

Как вы знаете, «Мотовилихинские заводы» уже прошли этот путь и вошли в «Ростех». Стоит отметить, что это было решение корпорации. Конечно, обидно за завод, и в целом ситуация складывается парадоксальная. Владелец предприятия, заказчик и основной налоговый кредитор — это все Российская Федерация. Поэтому сейчас нужно грамотно завершить процедуру банкротства и создать условия для дальнейшего развития завода. И это касается не только «Мотовилихинских заводов». Ключевая задача — создать комфортные условия работы на территории края для всех промышленных предприятий. Со своей стороны, буду стараться всячески помогать в ее решении. И как на федеральном, так и на региональном уровне продвигать интересы промышленных предприятий. Предоставление льгот, необходимая административная поддержка — все, что нужно для развития производства в крае, будет сделано. 

Источник: http://www.permkrai.ru

Контакты

Приемная
125009, Россия, г. Москва, Тверской бульвар д.14, с.1
м. «Тверская»

тел.: +7 499 271 7821 

e-mail: info@i-regions.org
ПРЕСС-СЛУЖБА
e-mail: pr@i-regions.org

Валентина Катаева
e-mail: kataeva@i-regions.org
тел.: +7 925 585 46 10




Задать вопрос
 
Написать